Parus16.ru

Парус №16
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Серьезный разговор

Легальны ли приложения для записи звонков — Лайфхакер

Во многих организациях, при звонках им, предварительно идет предупреждение о том, что » ваш разговор будет записан’ . В моем случае такого нет. Хотел воспользоваться. Каждый имеет право на тайну телефонных переговоров. В России легальность записи телефонных разговоров также зависит от того, кто и как её производит.

Скрытая запись разговоров по телефону — явление довольно распространенное, особенно когда дело касается корпоративного общения. Запись телефонных разговоров можно осуществлять явно или тайно. Открытая запись практикуется на многоканальных линиях крупных компаний, оказывающих услуги населению.

Скрытая запись разговоров — чаще всего инициатива собственника бизнеса и службы безопасности. Не существует единого мнения о том, нужно ли оповещать сотрудников, что их телефонные переговоры прослушиваются и записываются.

В любом случае вопрос о том, законно ли такое начинание, остается актуальным. Система фиксации разговоров есть во многих организациях, но чаще всего о ней не знают ни сами сотрудники, но органы правопорядка.

Нормы, запрещающей запись разговора без согласия собеседника, в законодательстве нет, особенно если речь идет о самом говорящем. При этом, в процессе осуществления своих обязанностей оператор или диспетчер не обязаны предупреждать о том, что разговор с абонентом записывается. Если говорить о нарушении прав, то именно сотрудник, которого не уведомили о записи его разговора, является в данной ситуации потерпевшей стороной, а вовсе не абонент на другом конце провода.

Предупрежден – значит вооружен

Важно помнить, что законность доступа к телефонным разговорам не связана с оповещением о возможности этого доступа. Если он не предупреждает своих собеседников о записи и в результате становится обладателем конфиденциальной информации, такой поступок наказуем.

Личная информация, полученная при записи, используется для предотвращения угрозы жизни и здоровью граждан. Запись должна быть открытой — сотрудников необходимо о ней уведомить. Сведения, полученные в ходе «прослушки», нельзя разглашать третьим лицам. Под ними понимаются все, кроме работника, чьи разговоры были записаны, и лиц, осуществивших запись и прослушивание.

З-н об «ОРД» или предупреждать второго абонента, что его право будет нарушено

Правда, запись не всегда приобщится к делу. Например, она может быть отклонена в том случае, если в результате обязательной экспертизы на ней будут обнаружены следы монтажа. В этой статье мы изучим нормативную базу и выясним, не нарушает ли использование приложений для записи телефонных переговоров конституционные права граждан. Не посягают ли они на тайну телефонных переговоров и другие конституционные права? Попробуем разобраться вместе.

Так, в Финляндии, Дании, Румынии и ряде других стран собеседникам разрешается записывать друг друга при разговоре, но обнародовать эту запись, в том числе для самозащиты в суде, нельзя. В Германии, Великобритании, Канаде и Новой Зеландии считается незаконной любая запись, сделанная без предупреждения оппонента.

ТП участвует еще и абонент

Данное право закреплено в части 2 статьи 23 Конституции РФ и подкрепляется федеральными законами. Говоря о прослушивании телефонных разговоров, в первую очередь имеется в виду прослушка с помощью специальных технических средств (жучков) и программ. Но ответственность может наступить и в случае, если человек стал случайным свидетелем разговора.

Ведь содержание разговора для его участников априори не является тайной. Кроме того, заинтересованное лицо может потребовать назначения экспертизы для подтверждения подлинности записи, и, если будет установлена фальсификация, последует уголовное преследование. Так, запись, нарушающая конституционный принцип неприкосновенности частной жизни или право на частную и семейную тайну, будет признана недопустимым доказательством.

Ответственным же за прослушивание закон о записи телефонных разговоров назовет именно директора, так как именно он в данной ситуации «вмешивается в личную жизнь сотрудника»

Что касается блогеров и других людей, не имеющих официального статуса журналиста, то, производя запись интервью или пояснений эксперта, им следует предупреждать об этом собеседника. Если же вы записываете разговор с официальным лицом или берёте интервью, то лучше предупредить об этом собеседника. И, наконец, прослушивание разговоров третьих лиц, в том числе при помощи каких-либо приложений, без разрешения суда абсолютно незаконно и влечёт наступление уголовной ответственности.

Читайте так же:
Можно ли ставить брагу в пластиковой бутылке

У нас записывают разговоры по телефону между менеджером и покупателем. Перед тем как начать разговор автоответчик, предупреждает, что разговор может быть записан, для улучшения качество обслуживания. Но служебные телефонные переговоры не относятся к личной тайне, это служебная информация и принадлежит организации и может быть документирована на усмотрение собственника любым способом.

В данном случае, скорее всего, речь идет о записи разговора в целях контроля и улучшения качества обслуживания в сфере торговли, услуг и т.п. 138 УК РФ для этого автоответчик или оператор предупреждает звонящего о том, что разговор записывается. Для этого и ввели эту статью в УК, чтобы человек имел право на тайну телефонных переговоров и никто его не мог кроме человека на другом конце провода услышать, не знать о их разговоре.

Я не хочу доказывать в суде или где то еще. Просто, коммерческая организация имеет право, не предупреждать, что разговор записывается…? Ведь статья 138 не говорит, что нарушение личной или семейной тайны — сказано просто в деспозиции — НАРУШЕНИЕ ТАЙНЫ ТЕЛЕФОННЫХ ПЕРЕГВОРОВ, и не нужно толковать двусмысленно. Если разговор работника и клиента записывается без согласия и предупреждения хотя бы одного из них, это будет являться негласным получением информации.

НУ вот видите, уважаемые юристы, что сами подошли все к тому, что все -таки нужно либо в рамках закона слушать покупателя. Запись телефонных разговоров без предварительного уведомления второй стороны является ли нарушением закона?То есть звонят мне сотрудники некой юр организации, и я знаю, что они пишут разговор.

Как отключить предупреждение о записи разговора Xiaomi Redmi

В приложении «Телефон» от Google LLC, предустановленном на многие мобильные устройства с операционной системой Android, есть возможность осуществлять запись вызовов. Это весьма удобно, так как можно в экстренной ситуации нажать кнопку и записать разговор с собеседником. Но есть один маленький нюанс: при начале записи звонка, женский голос говорит фразу: «Начата запись вызова». И голос этот слышен на обоих «концах провода». А это, в некоторых моментах, может быть крайне нежелательно. И возникает вполне резонный вопрос: «Как отключить уведомление о записи разговора на телефоне Android?».

В этой статье рассмотрим инструкцию, в которой разберем, как отключить предупреждение о записи разговора на телефоне Xiaomi Redmi, что актуально и для смартфонов и планшетов под управлением Android.

Включить запись - телефон Android Выключить запись - телефон Android

«Начата запись вызова» — как убрать оповещение о записи разговора на телефоне

Прежде всего, необходимо ответить на вопрос, можно ли убрать оповещение о записи разговора на телефоне: «Начата запись вызова» в стандартном приложении «Телефон» от Google.

Ответ: Нельзя! Отключение данной функции не предусмотрено.

Почему? Все дело в том, что в некоторых странах запись разговоров и дальнейшее их использование без согласия второй стороны, запрещено. Естественно, «Корпорация добра» идет на поводу и подстраивает свою политику таким образом, чтобы постараться угодить всем и, конечно же, не нарваться на различные иски, ограничения, санкции и прочие плохие слова.

«А что, если убрать звук?» — спросит сообразительный юзер. А ничего. Это не поможет. Предупреждение о записи звонка по-прежнему будет слышно.

Так что же делать? Неужели никак нельзя убрать голос при записи разговора?

Выход всегда есть! И в данной конкретной ситуации решением задачи является установка стороннего приложения для записи телефонных вызовов. Благо, в магазине приложений Google Play подходящего софта пруд-пруди.

Мною были протестированы несколько приложений и все они успешно справились со своей задачей по записи входящих и исходящих звонков. Ссылки на 3 из них представлены ниже, вместо со скриншотами приложений.

CallU - запись разговора CallU - запись разговор

Cube ACR - приложение для записи звонка Cube ACR - приложение для записи вызовов

Запись звонков - приложение для телефона Запись звонков - приложения для записи разговора

При установке и настройке приложений важно читать всю представленную информацию и дать все необходимые разрешения для корректной работы приложений.

Читайте так же:
Вход в систему пользователь по умолчанию

Я тебе не скажу, но я тебя пишу: когда аудиозапись переговоров может стать доказательством в суде?

Многие сталкивались со случаями, когда для подтверждения определенных обстоятельств и фактов недостаточно каких-либо документов или других доказательств, а порой их и вовсе нет. И во многих таких случаях осуществление аудиозаписи разговора с другим лицом предоставляло бы выход из сложившейся ситуации. Однако, как правило, подобные записи если и осуществляются, то без уведомления и получения разрешения со стороны собеседника. В связи с этим возникают вопросы: насколько подобные действия правомерны, как и для чего можно воспользоваться аудиозаписью, полученной без уведомления и разрешения собеседника, в дальнейшем? Читайте об этом в материале «ЭЖ».

Современное отечественное законодательство не содержит единой нормативной базы, детально регламентирующей все аспекты правового режима записи разговоров. Существуют лишь отдельные правовые нормы, построенные по принципу перечисления ограничений и запретов, и немногочисленная судебная практика.

Правомерность осуществления звукозаписи всегда оценивается с позиции соблюдения провозглашенного Конституцией РФ права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Под этим правом подразумевается предоставленная человеку и гарантированная государством возможность контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера.

Так, Конституция РФ прямо запрещает сбор, хранение, использование и распространение любой информации о частной жизни лица без его ведома и согласия (ст. 24 Конституции РФ). Федеральным законом от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» также установлен запрет требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе составляющей личную или семейную тайну, и получать подобную информацию помимо его воли (п. 8 ст. 9). Более того, Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за незаконный сбор или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия (ст. 137 УК РФ).

С точки зрения практического применения указанных положений ситуация осложняется тем, что как такового законодательного определения понятия «частная жизнь» нет, соответственно, тонкая грань разграничения публичного и частного переходит в разряд субъективной оценки.

В 2012 г. Конституционный суд РФ в Определении от 28.06.2012 № 1253-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Супруна Михаила Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 137 Уголовного кодекса Российской Федерации» указал, что в понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если носит непротивоправный характер. При этом Конституционный суд РФ подчеркнул, что лишь само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в тайне, а потому и сбор, хранение, использование, и распространение такой информации, не доверенной никому, не допускаются без согласия данного лица.

Соответственно, любая информация о частной жизни лица, в том числе составляющая его личную и семейную тайну, носит конфиденциальный характер, подлежит правовой охране и относится к сведениям ограниченного доступа. Другими словами, производство аудиозаписи разговора о частной жизни лица без его согласия недопустимо.

Запись разговора может быть допустимым доказательством в трудовом споре

Анализ правоприменительной практики свидетельствует о том, что существуют обстоятельства, позволяющие осуществлять аудиозапись разговоров на законных основаниях. Нетрудно догадаться, что речь идет о тех случаях, когда появляется элемент публичности и записанный разговор выходит за пределы сугубо личных сведений. Например, выполнение профессиональных обязанностей лицом относится к фактору, допускающему ведение записи его разговоров, целью которых является обсуждение рабочих вопросов и обязанностей. В этой связи запись разговора сотрудников, сделанная в рабочее время при обсуждении тем, не содержащих информации личного характера, может считаться допустимой и правомерной.

Главная предпосылка законности осуществления аудиозаписи в таком случае заключается в том, чтобы целью записи являлось осуществление контроля за надлежащим выполнением сотрудниками трудовых обязанностей, а не получение сведений личного характера. Представляется, что условие о подобной фиксации содержания беседы работников может быть включено в трудовой договор.

Читайте так же:
Госуслуги лысьва личный кабинет

При этом важно подчеркнуть, что полученную информацию работодатели могут использовать лишь для внутренних целей, а также при необходимости использовать в качестве доказательства в случае судебного разбирательства. Работодатели не вправе размещать сведения, полученные в результате аудиозаписи, в интернете или других открытых источниках без согласия своих работников.

Работники, в свою очередь, также могут прибегать к аудиозаписям как доказательствам при рассмотрении судами споров, возникающих из трудовых правоотношений. Например, по делам о восстановлении на работе, взыскании задолженности по заработной плате, незаконном отказе в приеме на работу. В таком случае главное — доказать, что полученная запись разговора была произведена исключительно для защиты права и не преследовала своей целью получение информации о работодателе, носящей ограниченный характер.

Наличие договорных отношений позволяет стороне записывать переговоры с другой стороной без предупреждения

К обстоятельствам, допускающим возможность производить звукозапись разговора, также относится наличие между собеседниками коммерческих и договорных отношений (при условии, что информация не подпадает под коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну). Более того, уведомление и/или получение согласия со стороны собеседника в таком случае вовсе не является обязательным.

На это, в частности, обратил внимание правоприменителей Верховный суд РФ в одном из своих определений. Так, рассматривая вопрос о том, может ли аудиозапись разговора, полученная без согласия собеседников, являться допустимым доказательством при рассмотрении спора в суде, Верховный суд РФ пришел к выводу, что фиксация лицом, участвующим в разговоре, информации, касающейся договорных отношений между ним и собеседниками, не подпадает под запрет на получение сведений о частной жизни лица, а следовательно, может быть осуществлена без предупреждения (см. Определение Верховного суда РФ от 06.12.2016 № 35-КГ16-18).

В подавляющем большинстве случаев аудиозаписи используются заинтересованными лицами для отстаивания своей позиции в судебном разбирательстве (в контексте статьи речь идет прежде всего о гражданском судопроизводстве). Процессуальное законодательство относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания. Однако правомерность осуществления звукозаписи еще не означает, что такая запись сможет быть применена в суде в качестве надлежащего доказательства по делу.

При каких условиях суд может признать аудиозапись допустимым доказательством?

Для успешного использования аудиозаписи в судебном процессе в качестве доказательства важно знать о следующих основных условиях:

применение записи возможно исключительно для защиты нарушенного или оспариваемого права;

осуществление записи лицом, которое заявляет требование о защите нарушенного или оспариваемого права;

обоснование необходимости подтверждения тех или иных обстоятельств именно данной записью для правильного разрешения спора;

возможность проведения экспертизы в отношении носителя записи в случае необходимости.

Согласно ст. 77 ГПК РФ лицо, представляющее аудиозапись на электронном или ином носителе, также обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись. Именно в этом вопросе и возникает проблема: в связи с тем, что во многих случаях фонограмма не позволяет установить время, место и условия, при которых осуществлялась запись, сведения о выполнившем ее лице и принадлежности голосов, суды отказывают в приобщении звукозаписи в качестве доказательства (см., например, апелляционные определения Верховного суда Республики Татарстан № 33-943/2016 от 21.01.2016 по делу № 33-20244/2015, Краснодарского краевого суда от 20.10.2016 по делу № 33-28004/2016, Свердловского областного суда от 11.01.2017 № 33-8/2017 по делу № 33-16505/2016).

Показательным примером положительной практики в рассматриваемой ситуации является одно из дел Верховного суда Республики Башкортостан. В этом деле стороной в качестве доказательства была представлена аудиозапись, в которой собеседники называют друг друга, озвучена дата беседы, детально раскрывается содержание правоотношений сторон. В результате суд признал аудиозапись допустимым доказательством (Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 07.04.2016 по делу № 33-5217/2016, подробнее см. «Судебное решение»).

В некоторых случаях стороны могут приложить к записи ее текстовую расшифровку, хотя процессуальным законодательством это требование не предусмотрено (см., например, апелляционные определения Московского городского суда от 16.03.2016 по делу № 33-9219/2016, Ростовского областного суда от 10.02.2016 по делу № 33-1991/2016).

Читайте так же:
Гугл карты асбест просмотр улиц

Какие доводы оппонента не позволят приобщить аудизапись в качестве доказательства?

Следует обратить внимание, что даже при условии приобщения записи к материалам дела судом заинтересованное лицо может оспаривать ее доказательственное значение, ссылаясь на различные обстоятельства.

Первое и самое очевидное — сторона ставит под сомнение подлинность записи разговора, иначе говоря, заявляет, что запись была создана искусственным путем. В такой ситуации проведение экспертизы на предмет отсутствия монтажа записи значительно повысит шансы на признание аудиозаписи достоверным доказательством. Именно заключение эксперта о подлинности звукозаписи может привести к вынесению положительного судебного решения (см. Апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 12.08.2016 по делу № 33-3239/2016).

Распространенным доводом о недопустимости использования фонограммы в качестве доказательства является ссылка на то, что в рамках представленной записи невозможно идентифицировать голоса на аудиозаписи с голосами участников судебного разбирательства (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 26.10.2016 по делу № 33-42664/2016). Важно понимать, что подобный довод может быть признан состоятельным, если предоставленная в суд фонограмма является некачественной либо на ней зафиксированы посторонние звуки, мешающие воспринимать речь собеседников. В противном же случае суд критически расценивает подобные аргументы. Отстаивая свою позицию, в любом случае предпочтительно противопоставить таким доводам результаты фоноскопической экспертизы.

Нередко также оппоненты ссылаются на то, что запись, содержащаяся на съемном носителе (диске, флешке), не соответствует реальному содержанию и характеру беседы. В этой связи особенно важно сохранить аутентичный файл и первичный носитель информации, содержащий аудиофайл.

Так, например, Свердловский областной суд по одному из дел о защите трудовых прав признал аудиозапись недопустимым доказательством в связи с тем, что стороной была представлена фонограмма, полученная не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписанная с иного носителя (телефона и/или диктофона), то есть фонограмма-копия, верность которой (полнота соответствия оригиналу) не могла быть, по мнению суда, надлежаще процессуально проверена и удостоверена (см. Апелляционное определение Свердловского областного суда от 15.09.2016 по делу № 33-15582/2016).

Наконец, возражения могут быть связаны не с технической, а с содержательной стороной: что запись производилась при иных обстоятельствах, в отношении другого лица или запись представлена в неполном объеме, что искажает ее смысл (см. Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 29.09.2016 по делу № 33-24574/2016). При отсутствии дополнительных подтверждений и иных доказательств суд может критически подойти к оценке представленной аудиозаписи.

Здесь будет нелишним обратить внимание, что запись разговора может быть использована в суде, если она не противоречит письменным доказательствам. В противном случае суды отдают предпочтение последним. Наибольшую эффективность аудиозапись обеспечивает в том случае, когда она является дополнительной иллюстрацией позиции, но не является единственным доказательством обоснованности требований.

В связи с этим необходимо предоставить иные доказательства, подтверждающие факты, подтвержденные аудиозаписью, например, показания свидетелей, объяснения сторон и третьих лиц, договоры, расписки и другие документы (см., например, апелляционные определения Самарского областного суда от 21.10.2015 по делу № 33-11669/2015, Верховного суда Республики Башкортостан от 07.04.2016 по делу № 33-5217/2016, Кассационное определение Новосибирского областного суда от 30.11.2010 по делу № 33-7146-2010). В этом случае в совокупности с другими материалами дела аудиозапись позволит расширить доказательственную базу и придать ей большую убедительность.

Судебное решение

Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 07.04.2016 по делу № 33-5217/2016

Два гражданина заключили договоры купли-продажи нежилых помещений, предусмотрев в них, что расчет за передаваемые помещения будет произведен покупателем в полном объеме в день принятия нежилых помещений и подписания сторонами акта приема-передачи.

В акте приема-передачи помещений стороны подтвердили факт передачи денег, и покупатель зарегистрировал свои права на приобретенное имущество. Однако помимо акта приема-передачи помещений стороны подписали также соглашение, в котором подтвердили, что на самом деле деньги за помещения покупатель продавцу не передал, а пункт, утверждающий обратное, в акт приема-передачи включили лишь для того, чтобы оформить переход прав к покупателю. В этом же соглашении они установили срок для оплаты. Однако даже по истечении этого срока оплату продавец так и не получил.

На этом основании продавец обратился в суд, требуя расторжения договора. В качестве доказательства отсутствия оплаты продавец предъявил аудиозапись разговора с покупателем, в котором собеседники называют друг друга по именам, упоминают конкретный адрес и площадь объекта, озвучивают дату беседы. Из содержания разговора также следовало, что покупатель согласен возвратить помещения продавцу.

С учетом всех обстоятельств суд признал аудиозапись допустимым доказательством и пришел к выводу об отсутствии оплаты со стороны покупателя по договорам купли-продажи помещений и удовлетворил требования продавца об их расторжении.

Можно ли записывать разговор на диктофон без согласия собеседника

Верховный суд разрешил записывать переговоры по телефону без разрешения собеседника
Более того, под работающие микрофоны можно даже давать в долг, и запись в случае конфликта станет доказательством в суде — не хуже бумажной расписки. Такую правовую позицию Верховный суд страны занял при рассмотрении конкретного спора.

Читайте так же:
Можно ли пьяным сидеть в заведенной машине

Самое главное: запись собственных деловых разговоров не является вмешательством в чужую частную жизнь. Ведь тот, кто записывает, не посторонний в беседе. Обсуждаемые вопросы затрагивают его напрямую.

/>Начало всей истории

Пять лет назад жительница Тверской области Анна С. дала в долг своей дальней родственнице и ее мужу полтора миллиона рублей.

Предполагалось, что супруги возьмут деньги под двадцать процентов годовых и будут расплачиваться в течение трех лет. Но вскоре все пошло не так: должники отдали лишь небольшую часть и разбежались.

В том смысле, что их семья распалась, а платить они перестали. Конечно, сам долг был оформлен распиской, но в суде, куда обратилась Анна С., возникла дилемма: кто именно должен отдавать долги?

Было два варианта: либо муж, либо муж и жена пополам. Дело в том, что расписка была оформлена на мужчину. Однако, как рассказывала истица, вторая половинка семьи присутствовала при заключении договора займа, была согласна с условиями, даже обсуждала возможность возврата долга товаром.

Кроме того, женщина-должница переводила Анне С. деньги в счет погашения займа. А значит, по правовой логике, долг надо делить пополам между бывшими супругами.

Отказ от долга. Как это часто бывает

В суде ответчица заявила, что о долге ничего не знает, а муж якобы брал для себя. Окажись это правдой, с должницы были бы взятки гладки. Но она, мягко говоря, лукавила, и Анна С. достаточно легко разоблачила ее, дав судьям послушать аудиозапись своих телефонных переговоров с должницей.

Никаких сомнений в реальности записи не было: и голос принадлежал ответчице, и такой разговор в действительности происходил.

«Истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи», это установил ВС. Даже сама должница подтвердила, что ее, по сути, поймали на слове.

Вопрос только в том, мог ли приобщить суд к делу диктофон в качестве доказательства. Ответчица протестовала. По ее мнению, раз ее не уведомили о записи разговора и своего согласия она не давала, доказательство надо признать недопустимым (закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации», запрещающий собирать информацию о частной жизни гражданина помимо его воли.

Однако, по мнению ВС, Анна С. никого не подслушивала, не собирала информации о чьей-то чужой жизни. Она фиксировала свою частную жизнь: о том, что кто-то ей должен и не отдает. И, следовательно, имела полное право записывать свои разговоры.

То есть в данном случае, аудиозаписи отнесены ГПК к самостоятельным средствам доказывания и Анна С. вправе ссылаться на аудиозапись беседы. Именно так и решил ВС.

Имейте ввиду, что крайних случаях и диктофонная запись может стать доказательством долга, но все равно, оформляйте все правильно с самого начала.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector