Parus16.ru

Парус №16
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Цифровое заключение. Как глушилки связи для тюрем навредят обычным людям

Цифровое заключение. Как глушилки связи для тюрем навредят обычным людям

Власти решают вопрос блокировки сотовой связи в местах лишения свободы. МВД предложило бороться с сall-центрами в тюрьмах. Один из способов — глушить сотовую связь в местах заключения. Лайф собрал новости и комментарии и выяснил, может ли такой способ борьбы с нарушениями режима в тюрьмах навредить обычным людям.

<p>Фото © Shutterstock</p>

Коллегия Министерства внутренних дел пришла к выводу о необходимости принять меры по снижению количества цифровых преступлений. Органам МВД совместно с Федеральной службой исполнения наказаний, Федеральной службой безопасности и Роскомнадзором было поручено до 30 июля 2020 года проработать вопрос об установке блокираторов сотовой связи на территории исправительных учреждений.

Насколько серьёзна проблема незаконного использования телефонов в исправительных учреждениях? Расскажет статистика.

  • Несмотря на запрет использования телефонов в тюрьмах, ежегодно там изымается около 60 тыс. мобильных устройств.
  • В 2015 году из 38 тысяч преступлений, совершённых с помощью мобильной сети, треть приходилась на заключённых.
  • В ноябре прошлого года служба безопасности одного из российских банков насчитала примерно 280 сall-центров, незаконно расположенных в тюрьмах.

— Тема с использованием средств связи в местах лишения свободы крайне актуальная. С помощью мобильных телефонов осуждённые могут не только совершать мошенничество, но и давить на свидетелей, координировать преступные группировки и т.д., — рассказал депутат Госдумы Александр Хинштейн.

Как это будет работать?

Фото © ТАСС / Епанчинцев Евгений

Фото © ТАСС / Епанчинцев Евгений

Вариантов решения проблемы несколько, и оптимальный пока не найден.

Наиболее простой способ — установка глушителей сигнала сотовой связи на территории российских тюрем. То есть в определённых локациях сотовая связь не будет работать сразу у всех абонентов. Сотрудники ФСИН? По закону им также запрещено пользоваться услугами сотовой связи.

Глушение сотовой связи рассматривается и как одно из самых действенных решений.

— Наиболее эффективным способом будет ограничение сотовым оператором оказания услуг в определённой локации, — сказал замминистра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Олег Иванов.

Где уже используются глушилки?

Глушители используют преимущественно крупные организации, заботящиеся о конфиденциальности информации. Ими оборудуются спецслужбы, правительственные здания и те же тюрьмы.

Также их ставят в больницах с чувствительной аппаратурой, исследовательских лабораториях и сервисных центрах по этой же причине.

Раз в год глушители работают в школах и вузах. Там их активируют, чтобы исключить вероятность списывания на экзаменах.

— Перед тем как установить базовые станции в разных точках Москвы, технические службы всех операторов связи проводят крупномасштабные исследования, чтобы узнать, будет сигнал чётким или ему что-то мешает, — рассказал специалист Московского НИИ радиосвязи Владимир Богатырёв.

Будет ли эффективна технология? Скорее всего, да. Может ли это создать проблемы? Тоже да. Приборы необходимо настроить должным образом, чтобы не пострадали посторонние граждане.

Кому навредят глушители?

Фото © ТАСС / Смирнов Владимир

Фото © ТАСС / Смирнов Владимир

Успех технологии зависит от радиуса действия глушителя. Если он превышает требуемый, связь окажется заглушена не только на территории тюрем.

Важно, чтобы технология была идеально настроена. Иначе от глушилок сотовой связи пострадают люди, живущие рядом с исправительными учреждениями.

— Нужно не забыть о жителях. Например, в Москве плотная жилая застройка окружает несколько СИЗО. В частности, Бутырку, «Матросскую Тишину», «Лефортово». Как технически урегулировать эту проблему, чтобы не попали под раздачу жители и у них не нарушилась связь? — сказал «Известиям» правозащитник Иван Мельников.

Читайте так же:
Можно ли пить в армии

Подобные истории уже имеются. В 2005 году москвичи заметили ухудшение работы сотовой связи именно из-за установки глушилок в местных тюрьмах.

Эксперты уверены, что глушилки мешают работе смартфонов пользователей, живущих рядом с исправительными учреждениями. Аппаратуру сложно настроить таким образом, чтобы она не «перевыполняла план» и радиус её действия не превышал допустимого значения.

На работу этой аппаратуры влияет много факторов.

Например, даже минимальные изменения застройки города влияют на работу глушителей связи. Железобетонные стены ослабляют сигнал, металлический ангар вообще служит отражателем.

Несанкционированное использование устройств для глушения связи уголовно наказуемо. Подобные действия подпадают под статью УК РФ «Незаконное использование эфира». Правда, в судебной практике ещё не встречалось подобных дел.

"Ты находишься в тюрьме, которая находится внутри другой тюрьмы". Бывший политзаключенный Котов – об издевательствах над Навальным

Алексей Навальный во время слушаний в суде, июнь 2021 года

Бывшие заключенные ИК-2 в Покрове Нариман Османов и Евгений Бурак, которые отбывали наказание в одном отряде с Алексеем Навальным, рассказали телеканалу "Дождь", как над политиком издеваются в колонии. По их словам, отряд, в котором они отбывали наказание, создавался специально под Навального, а самого его мучали как психологически, так и физически: например, в период его голодовки жарили рядом с ним курицу и колбасу или же заключенные стояли над ним в туалете.

Как устроены порядки в покровской колонии и чем именно администрация запугивает заключенных, в эфире Настоящего Времени рассказал бывший политзаключенный Константин Котов, сидевший в той же колонии.

Как устроена система издевательств над заключенным в ИК-2 в Покрове

пожалуйста, подождите

Как устроена система издевательств над заключенным в ИК-2 в Покрове
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter

No media source currently available

— Расскажите, что вам известно об этом специальном отряде, в котором сидит Навальный? Вы вообще слышали, чтобы для одного заключенного подбирали целый отряд соседей? Правильно ли я понимаю, что для Навального буквально создали в колонии такие эксклюзивные условия?

— Я слышал то же самое, что и другие люди после публикации репортажа. Но я это услышал несколько раньше, потому что я знаком, так получилось, с главным спикером, Нариманом Османовым, который, собственно, рассказал об этом отряде. Мы с ним вместе находились в ИК-2 большую часть моего срока. Когда я там находился вместе с ним, конечно, никакого специального отряда для отдельного осужденного в ИК-2 не было, потому что таких осужденных там просто не было. Это именно эксклюзив для Алексея Навального. Путин говорит, что у нас отношение к заключенным одинаковое, на самом деле нет, оно очень и очень разное.

— Вы тоже политический заключенный. Как с вами там обращались?

— Со мной тоже было достаточно пристрастное отношение администрации. Я вспоминаю многое из того, о чем рассказывают бывшие осужденные, например, полная изоляция внутри колонии – с тобой никто не говорит, ты находишься в тюрьме, которая находится внутри другой тюрьмы. Но, конечно, под меня особый отряд не делали. Я находился в достаточно обычном отряде, я не ходил на работу, но тем не менее я находился в колонии в более-менее обычных условиях. А для Алексея Навального сделали условия совершенно особые.

Читайте так же:
Вконтакте моя страница вход пароля и логина

— Но такого, чтобы люди преследовали вас, даже в туалете, с вами не было?

— На самом деле было. Было специальное отношение со стороны других осужденных, как потом мне говорили, это было санкционировано администрацией. Такие похожие методы, конечно, более легкого давления я тоже испытывал.

— А для чего? Какая задача? В случае с Навальным можно хотя бы как-то предположить эти мотивы. Но в вашем случае?

— Потому что мой случай тоже был достаточно известный. Ко мне часто приезжали адвокаты, и администрация колонии таким образом пыталась на меня надавить, чтобы, например, я отказался от услуг адвокатов, ко мне никто не приезжал и то, что творилось в колонии, оставалось внутри нее.

Мы из этого репортажа слышали, например, о постоянных нарушениях и трудового законодательства в колонии, когда люди работают, а их зарплату отдают активистам. Для того, чтобы я об этом не узнал, чтобы не рассказал об этом адвокатам, на меня в том числе оказывали давление.

— Заключенные в фильме телеканала "Дождь" говорят о том, что Навального фактически подводили к тому, чтобы он ударил кого-то из заключенных. В вашем случае это было то же самое?

— На самом деле да, были похоже ситуации, когда со мной осужденные разговаривали на достаточно неприятные темы, выводили меня из себя. Я вспоминаю свой путь нахождения в колонии, когда смотрю этот репортаж.

— Расскажите о роли так называемых дневальных. В материале "Дождя" бывший заключенный рассказывал, что они выполняли какие-то услуги за еду из "Макдоналдса". Какие это могут быть услуги для администрации? Вам эти дневальные досаждали?

— Да, дневальные досаждали, в том числе этот человек, который был в интервью "Дождя", я его знаю – мы с ним находились некоторое время в одном отряде. Он был моим дневальным, контролировал мои перемещения, контролировал мою жизнь в лагере. Дневальные – это те осужденные, которые работают на администрацию, конечно неформально, которые следят за всем тем, что ты делаешь, которые приказывают тебе что-то делать. То есть они фактически следят за тем, чтобы режим, который установили в колонии, соблюдался всеми. Они всегда с тобой. Ты даже в туалет иногда не можешь уйти без разрешения того же дневального.

— И Навальный тоже должен спрашивать у дневального разрешения выйти в туалет?

— В случае с Навальным, как я понимаю, они даже сделали так, что другой осужденный всегда в туалете находился. Он вообще даже не мог скрыться от их взгляда.

Почему они это делают? Причины разные. Конечно, это не только еда из "Макдоналдса". Во-первых, администрация находит таких осужденных, на которых можно давить. Они могут, например, угрожать им возбуждением какого-то еще уголовного дела либо говорить: "Если ты не будешь с нами сотрудничать, ты не выйдешь условно-досрочно из заключения". Поэтому этих людей заставляют работать на администрацию, и они это делают.

— Можете рассказать, кто такие "угловые"? Заключенные в этом фильме тоже рассказывали про "угловых", одного из них подселили на соседнюю кровать с Навальным. Что это значит?

Читайте так же:
Гугл карты машина времени

— "Угловые", "опущенные", "петухи" – это каста, которая существует во всех российских изоляторах, в том числе в ИК-2, которая считается колонией, где всем управляет администрация. Конечно, они не предусмотрены законом – у нас по закону все осужденные равны между собой. [Но по факту] угловые вынуждены выполнять самую [грязную работу]. Им даже нельзя пожать руку, потому что если ты пожмешь руку угловому, ты и сам окажешься угловым, человеком низшей касты.

Администрации учреждения очень удобно использовать этих угловых. Например, тебе могут угрожать, что если ты не будешь сотрудничать с администрацией, с начальником колонии, тебя заставят перейти в [карцер]. Как я понимаю, в случае с [Навальным] использовали именно этот механизм угроз.

Собираемся в тюрьму: что в первую очередь понадобится за решеткой

В нынешних непредсказуемых условиях надо быть готовыми ко всему. Расскажу, что надо сложить в сумку, если есть подозрение, что домой вы вернетесь нескоро. У бывалых подобная сумочка стоит в уголочке.

Итак, сумка. Она должна быть без железных деталей и ремней. Ремни все равно отберут, а из-за железных деталей вы рискуете остаться без сумки. Несколько отделений, карманы на молнии — будут удобны в использовании. Вот, например, такая.

Одежда: обязательно теплое белье. Даже если лето на дворе. В острогах ночью бывает холодно и сыро даже в жару. Одежда должна прилично выглядеть даже неглаженая: гладить не будет возможности даже старым студенческо-солдатским способом — под матрасом. Носки, трусы — по четыре пары, больше не допускается, а со стиркой, особенно в первые дни, однозначно могут быть проблемы.

Обувь — либо без шнурков, либо шнурки — короткие резиновые, такие продаются в спортмагазинах обычно. Это избавит вас от унижений со сваливающейся обувью. Ну и про брюки — аналогично: в идеале — на резинке. Но можно и подготовиться — нашить по поясу нужных брюк изнутри широкую резинку. Вес может измениться в широких пределах.

Большой теплый платок. Большой. Он защитит вас от холода и послужит в других мелочах, о которых сразу вам лучше и не знать. Платки разрешены, в отличие от пледов, шарфов

Одежду лучше сложить в отдельные пакетики, в идеале — с застежкой. Тапки — пляжные удобные тапки. В идеале — набор обуви примерно такой: уличная, кроссовки, тапки — по камере ходить, тапки в душ. Эти пакеты удобны для самых различных целей.

Расческа — самая простая — гребешок, но щетка тоже допустима. Помните — никакого железа. Хоть формального запрета на железо и не существует, но фобию сотрудников вы не победите, особенно пока новичок.

Про косметику забудьте — ничего не будет. Когда освоитесь — решите эту проблему. Пара кусков хорошего ароматного мыла вам доставят одно из немногих удовольствий потом.

Со всеми жидкостями типа шампуня и прочего лучше не заморачиваться — на входе могут отобрать. Из предметов роскоши — допустима пилка для ногтей. Ножницы вы можете увидеть очень нескоро.

Женщинам гигиенические принадлежности лучше брать нераспечатанные — есть шанс, что их не будут выворачивать. Туалетная бумага, бумажные платочки — обязательно надо. Зубная паста, щетка, дезодорант (не стекло).

Читайте так же:
Гугл установщик для мейзу

Кипятильник. Лучше побольше. Но аккуратнее с размерами — сотрудники могут испугаться.

Блок сигарет. Это будет вашими деньгами.

Канцелярия. Ручки — черные, синие, фиолетовые, голубые (шариковые и гелевые) — это разрешено. Тут лучше с запасом — у меня заканчивалась ручка в среднем за неделю.

Карандаши простые — разной мягкости. И вариант с резинками. В некоторых СИЗО запрещены карандаши с резинками, а в некоторых ластики отбирают. Возьмите и то, и другое — что-то останется.

Тетрадки — несколько разных, папочки с листами А4, тетрадки с жесткими обложками — удобны как планшеты, которые запрещены, — писать без стола. Линейки, к сожалению, отбирают даже пластиковые. Но возьмите закладки с линейкой картонные — пригодятся.

Файлики, папки с файликами, папки с завязочками — будут полезны. Пригодятся и блокнотики для записей. Без железных пружин, естественно. Конверты с марками.

Книги. Вы можете взять с собой книги. Их не отбирают на входе, зато потом с получением книг — проблема.

Рекомендую две: 1. Толковый словарь. Лучше большого формата — удобнее читать в полумраке. Великая книга — всегда интересна. 2. Пол Уэйд «Тренировочная зона». Это не просто книга — это ваш спасательный круг от всех невзгод, что вас могут ожидать. Ну и третью — берите что-нибудь тупо отвлечься. Три книги — больше не стоит испытывать терпение принимающих вас сотрудников.

Бонусом — УПК свежий, всегда пригодится.

Еда и питье. Скорее всего, всё отберут, но можно попытаться взять фрукты/орехи.

Воду берите в удобной пластиковой бутылке — она вам послужит долго. Лекарства и витамины обычно не пропускают. Попробовать можно с рецептом от врача и синими печатями — может получиться.

Очки — пластиковые. И лучше две пары — разные. Светлых СИЗО мало, а от полумрака зрение садится быстро.

Главное еще раз: возьмите тетрадочку и запишите всякую важную для себя информацию. Любимые комплексы упражнений, телефоны близких, почтовые адреса для писем, всё, что обычно мы смотрим в телефоне и интернете. От стресса, бывает, ничего не вспомнить. И возьмите себе несколько открыток с красивыми местами и пару фоток близких людей. Они будут вас радовать в серой реальности.

Скоро расскажу, что приготовить дома, чтобы у ваших близких было меньше проблем в ваше отсутствие.

Берегите себя. Но будьте готовы ко всему. Больше информации с историями про выживание с правоохранительной системой можно почерпнуть у меня на странице.

Как Навальный ведет соцсети, сидя в тюрьме: пользуется телефоном или отдал пароли жене?

Кто обновляет Instagram и Twitter политика, которому запрещено пользоваться сотовой связью, попытался узнать Sobesednik.ru.

Навальный сидит – постинг идет: сейчас оппозиционер отбывает наказание ИК-2 в Покрове Владимирской области, но его аккаунты в Instagram и Twitter живут не менее бурно, чем страницы Филиппа Киркорова. И если в Instagram с момента этапирования в колонию от лица Навального был опубликован всего один пост – от 15 марта, в котором он пишет о «настоящем концлагере» в 100 км от Москвы, прикрепив свое фото с бритой головой, то Twitter оппозиционера буквально бурлит новыми сообщениями.

Читайте так же:
Вконтакте проблемы со входом

Фото: Instagram Алексея Навального

Навальный будто никуда и не уходил, то есть не садился: вот он предложил пользователям соцсети еще раз посмотреть расследование о богатствах матери спикера Госдумы Вячеслава Володина, вот ретвитнул пост с призывом участвовать в «умном голосовании», которое, как надеется автор твита, «вынесет всех единороссов» на выборах в Госдуму, то сообщает о продлении до 23 июня домашего ареста Любови Соболь, Олега Навального и других фигурантов «санитарного дела».

Sobesednik.ru задался вопросом: как Навальному удается сохранять такую активность в соцсетях, даже сидя в тюрьме? Об этом мы решили спросить его адвокатов Ольгу Михайлову и Вадима Кобзева. Кому, как не им, знать ответ на этот вопрос.

Конечно, вряд ли у Алексея Навального в тюрьме есть телефон (пользоваться сотовой связью заключенным, находящимся в учреждениях ФСИН, запрещено. – Прим. Sobesednik.ru), чтобы регулярно обновлять соцсети. Скорее всего оппозиционер доверил пароли от своих страниц жене Юлии Навальной. А может, кто-то из коллег или сторонников политика ведет его аккаунты на основе записок, которые вип-заключенный передает на волю?

С этими вопросами мы и обратились к адвокатам оппозиционера. Однако получили неожиданную реакцию: и Ольга Михайлова, и Вадим Кобзев заметно занервничали, услышав тему для комментария, отказались отвечать на наши вопросы и положили трубку. Более чем странное поведение для профессионалов на вполне естественные в этой ситации вопросы. Или им есть что скрывать?

Зато своим мнением с Sobesednik.ru поделился бывший сиделец ИК-2 – активист Константин Котов, который отбывал наказание в покровской колонии и не понаслшке знает о тамошних порядках.

Константин Котов // Фото: соцсети

Версию о том, что Навальный в обход правил может пользоваться телефоном в тюрьме, Котов сразу отмел:

– Я уверен, что в колониях Владимирской области это невозможно. Там с этим очень строго, тем более сейчас, когда там находится Навальный, – уверенно заявил Константин.

Более реальным выглядит предположение о доверенном лице (жене, друге, коллеге, стороннике) на воле, которые публикуют посты от имени Навального после получения записок, писем от него.

– Во время свидания заключенный через адвоката может передавать документы в комнате свиданий, – говорит Котов. – Это предусмотрено законом. Связь с миром через адвокатов – оптимальный вариант. В принципе у заключенного есть право писать письма, в покровской колонии можно отправлять только бумажные послания, но до Москвы они могут идти месяц, больше из-за цензуры — их прочитывают. Можно также отправить за деньги телеграмму.

Каждые две недели, по словам Константина Котова, заключенный имеет право совершить три телефонных звонка длительностью 15 минут по трем номерам родственников. Но делать это разрешается только под неусыпным контролем сотрудника колонии.

– Если ему что-то не понравится, сотрудник ФСИН может в любой момент прервать разговор, – уточняет Котов. И добавляет, что об использовании интернета, который позволил бы выйти в соцсети, речь не идет даже в этом случае.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector